Москва, Чистопрудный б-р, д. 5. Тел. +7 (985) 928-85-74, E-mail: cleargallery@gmail.com

Главная Страница
Проекты
Художники
Статьи
Журнал Собранiе
Видео
Контакты
Друзья Галереи
 

Партнеры:

Эммануил Борисович Бернштейн

      Эммануил Борисович Бернштейн принадлежит к поколению российских графиков, чье творчество пришлось на 30 - 90-е годы ушедшего столетия.
      Художник, архитектор, ученый, он более чем за шестьдесят лет создал около десяти тысяч произведений, многие из которых находятся в десятках музеев нашей страны и за рубежом. В их числе Третьяковская галерея, Музей архитектуры им. А.В. Щусева (Щусев лично отбирал работы Бернштейна для музейной коллекции), ГМИИ им. А.С. Пушкина, Музей истории Москвы, Литературный, Театральный им. А.А. Бахрушина и другие, а также художественные хранилища Вологды, Рязани, Перми, Киева, Львова, Брянска, Минска, Норильска, Санкт-Петербурга... Имеет свое собрание работ Бернштейна, посвященных Москве, и столичная Мэрия.
      Художник родился в 1914 году в Нижнем Новгороде. В 1923 году после смерти отца семья переехала в Москву, где в 1932-м Бернштейн становится студентом Архитектурного института.
      Напряженные занятия в вузе теснейшим образом сочетались с главным увлечением молодого человека - неустанным поиском архитектурного стиля будущего и скурпулезным изучением творений древних зодчих. Это увлечение сопутствовало ему и в дальнейшем - после окончания института, работая инспектором Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры, Бернштейн много времени и сил уделял постоянным натурным зарисовкам.
      В 1939 году начинающий архитектор поступил в проектную мастерскую под руководством И.В. Жолтовского, одобрительно отнесшегося к изобразительным опытам Бернштейна, что поощрило его к еще большей заинтересованности занятиями графикой.
      Во время войны курсант минометной роты Эммануил Бернштейн был отозван президентом Академии архитектуры для продолжения работы по специальности, а также получил особое задание - запечатлеть на бумаге дворцы (вернее, то, что от них осталось), разрушенные немцами.
      В академии Э.Б. Бернштейн встретил старого архитектора Савицкого, познакомившего его с искусством литографии, что, по сути, предопределило решающий выбор и оказало влияние на всю последующую творческую судьбу будущего мастера архитектурного пейзажа.
      Овладев техникой литографии, художник создал альбом архитектурных «фантазий» «Московский Кремль в ХII веке», дважды переиздававшийся и ставший учебным пособием; затем вышел альбом, посвященный старой Риге, после чего Бернштейн подал в президиум академии заявление об уходе, на что академик Б.М. Иофан отреагировал следующим образом: «Сделает он тут один домик или нет - ничего от этого не изменится, а вот в своей области он явление заметное. Не будем ему мешать». Так состоялся окончательный переход Э.Б. Бернштейна в мир графики.
      В небольшой статье невозможно рассказать о бесконечном многообразии городского пейзажа, созданного художником за долгие годы, но Москва - это особая страница в его творческой биографии: любимому городу посвящены сотни графических листов. Более пятидесяти лет создавал Бернштейн свои портреты столицы.
      Москва Э.Б. Бернштейна неизмеримо многолика, постоянно меняющаяся - то торжественная и строгая, то грустная и трогательная. В его работах есть все, что способен чувствовать человек большой культуры, истинный патриот и гражданин, - уважение к родному дому, умение видеть красоту, сопереживать ему в трудный час, ощущать себя его неотъемлемой частью.
....Московский Кремль. Каждый из нас приходит сюда еще ребенком, чтобы на всю жизнь запомнить и сохранить в сердце его горделивую красоту и гармонию, увековеченную в камне. Это ощущение мы проносим через всю жизнь, этим ощущением пронизаны и многочисленные рисунки художника, посвященные этой тематике. Здесь следует особо подчеркнуть то обстоятельство, что, несмотря на достаточно традиционный стиль изображения, работы Бернштейна настолько проникнуты духом соответствующей эпохи, что он по праву не сомневается - зритель, как современный, так и будущий без труда определит время создания «кремлевских» листов.
      Каждый рисунок от начала до конца выполняется на месте за один раз. Процесс работы с натуры занимает час-два, чуть больше времени затрачивает на сложные интерьеры. Как правило, творческий процесс не заканчивается с каких-либо длительных поисков и подготовки. Художник стремится зафиксировать и передать неповторимость первого впечатления. Он сознательно, за редким исключением, избегает изображения людей, потоков транспорта, дабы не нарушать целостность и монументальность архитектурного пейзажа и дать возможность отчетливо почувствовать время, к которому тот относится.
      По мере внимательного всматривания в графические листы художника постепенно проступает, открывается то, что вначале осталось незамеченным, и тогда-то происходит постижение тайны подлинного мастерства.
      Э.Б. Бернштейн, изучая город в целом или конкретный памятник архитектуры, стремится выбрать такую видовую точку, откуда рисуемый им пейзаж, как правило, не изображался, что почти всегда создает эффект новизны, несмотря на узнаваемость объекта, и позволяет наиболее полно раскрыть «образ» того или иного сооружения.
      В этом плане поистине уникальной представляется серия работ, сделанных во время строительства Дворца съездов. Запечатленные художником кремлевские стены и сборы открыли такие виды на Кремль после сноса здания «старой» Оружейной палаты и некоторых других построек, скрытых от глаз до начала строительных работ, что еще многие поколения, возможно, никогда не увидят прежнего своеобразия архитектурного пейзажа, закрытого новым дворцом.
      Как говорится, «Москва не сразу строилась», но на протяжении многовековой истории облик города менялся предостаточно, подчас неузнаваемо и разительно. Разрушались храмы и дворцы, ветшало и сносилось скромное жилье, возводились новые здания и огромные кварталы - все эти события не могли пройти мимо внимания художника и нашли отражение в его творчестве.
      По датам создания работ можно четко проследить, в каком состоянии находились памятники архитектуры и как относились к ним власти того или иного времени. Несомненный интерес вызывает рисунки Зарядья, состарившегося и полуразрушенного в предвоенные годы: милых московских особняков, отличающихся особой камерностью, чья история зачастую связана с именами выдающихся людей, живших и бывших в них, а также архитекторов и художников, их создавших.
      Отличительной чертой творчества Э.Б. Бернштейна является стремление выявить особенности изображаемых объектов, умение взглянуть на них по-своему и заставить зрителя увидеть их привлекательность - это и уходящие в прошлое неповторимые московские дворики, и старинные улочки и переулки, и интерьеры малоизвестных построек.
      Подмосковные деревни и села - Черемушки, Кусково, Коломенское, Царицыно, - окружавшие нашу столицу, а ныне в корне изменившие прежний облик и вошедшие в границы Москвы, - еще одна тема творчества художника.
      Своего рода лебединой песней Э.Б. Бернштейна о старой Москве стала серия графических произведений о Царицыне - недостроенной загородной резиденции Екатерины II, воспроизведших комплекс дворцовых зданий, возведенных по проектам В.И. Баженова и М.Ф. Казакова.
      Изысканность рисунка, нетрадиционные ракурсы изображаемых сооружений делают эти вещи необычайно красивыми и выразительными. Применяемая техника исполнения различна - тушь, перо, акварель, карандаш, автолитография, линогравюра, офорт, но что бы ни выбрал художник для своих работ, ощущение подлинности построек, неповторимая чистота пропорций и изящество линий переданы так ярко и впечатляюще, что хочется непременно увидеть воочию.
      Безусловного внимания и отдельного разговора заслуживает серия цветных литографий «Большой театр», созданных в 1987 году и достойно запечатлевших одну из выдающихся архитектурных достопримечательностей Москвы периода классицизма.
    Натурные зарисовки интерьеров театра делались в нерабочее время - поздней ночью или ранним утром. По просьбе художника включалось полное освещение зрительного зала. Он и здесь остался верен себе - в изображаемых интерьерах нет людей, но несмотря на это они выглядят праздничными и нарядными.
     Следует особо отметить рисунок с колоннами архитектора О.И. Бове за сценой театра, сохранившимися от портика, выходившего когда-то на противоположную от главного фасада сторону, и позднее, при расширении сцены Большого, оказавшимися скрытыми от людских глаз. Прежде никогда ни один художник не рисовал их, поэтому это изображение можно считать своего рода открытием неведомого широкому зрителю театрального интерьера. Литографии «Большой театр» хранятся в Третьяковской галерее, в Национальной библиотеке Лондона и в Бодеум Музеум в Германии.

Т.И. Моргунова,
 кандидат архитектуры